Завод «Русские самоцветы» - как начиналась легенда

«Русские самоцветы» - всем нам хорошо знакомое название. Это фабрика на стыке человеческого мастерства и настоящих подарков природы. Среди них и холодный блеск горного хрусталя, и насыщенная зелень нефритов и изумрудов, и живописные узоры яшм и халцедонов.

На основе специального издания книги И.М. Шакинко, М.В. Семенова «Завод Русские самоцветы» Свердловск, 1976 года мы предлагаем Вашему вниманию первую статью о легендарном заводе. Всего будет три части. Цикл представит собой краткий пересказ книги, полностью посвященной истории «Русских самоцветов».

Предпосылки появления завода

Месторождения самоцветов на Урале были известны еще с Античных времен. В основном это были изумруды, сердолики, аметисты и горный хрусталь. Долгое время добыча ограничивалась небольшими гранильными мастерскими (из одной из таких мастерских и появились Русские Самоцветы).

Полноценную добычу самоцветов в больших объемах на Урале развернули лишь в XVIII веке в рамках общей индустриализации и развития науки в стране. По всей Российской Империи начали строиться заводы, развивалась наука и промышленность. В середине XVIII века архитектурное искусство в России переживало новый подъем. Уральские минералы, в частности, мрамор и яшма, понадобились для обустройства столичных дворцов Петербурга.

Петровский ставленник

Новая эпоха начинается для уральского камнерезного искусства вместе с приходом Василия Никитича Татищева. Артиллерийский офицер, которого в 1720 году царь Петр I назначил первым горным начальником уральских и сибирских заводов. Татищев приступает к обустройству завода, планируя создать крупнейший универсальный завод на Урале, на котором можно будет не только обрабатывать местный камень, но и перерабатывать металлы (медь, железо).

Также на новом заводе планировалось изготавливать артиллерийское оружие, инструменты и даже часы. Для обустройства нового завода Татищев планировал особое внимание уделить камнерезному и гранильному делу.

 Петр I и Василий Никитич Татищев

Петр I и Василий Никитич Татищев

Татищев был очень разносторонним человеком, и давно увлекался камнями. Он имел свою коллекцию минеральных пород, и периодически просил подчиненных искать среди народа для него новые образцы, узнавать про возможные новые месторождения. И так, в 1723 году Татищеву сообщили о крупном месторождении мрамора, где со временем стали добывать очень крупные монолитные куски этого минерала, резать их и отправлять для строительства в Петербург. С ноября 1723 года новосозданный завод начинает разворачивать свою деятельность, а Татищев уезжает в Петербург и продолжает планировать дальнейшее развитие камнерезного и гранильного искусства на Урале.

В конце 1724 года он отправляется в Швецию, откуда привозит в Россию из Стокгольма мастера-гранильщика по фамилии Реф и заключает с ним контракт на 5 лет. Одним из условий контракта был набор Рефом молодых подмастерьев и обучение их гранильному мастерству.

В 1734 году Татищев возвращается в Екатеринбург, и дает распоряжение изготавливать на заводе не только мелкие изделия, но и крупные, в частности, различные сосуды и вазы, а также разрезать большие куски пород на тонкие плиты для облицовки внутренних помещений.

В это время также создаются т.н. горные школы, в которых учат не только грамоте, но и механике, рисованию, различным ремеслам и гранильному делу.  В 1737 году Татищев вводит для всех классов огранку камней как обязательный предмет. В это время общее количество учеников насчитывает уже около трех сотен человек.

Внедрение механики

Со временем благодаря усилиям Татищева в Екатеринбурге удается создать машинную обработку крупных самоцветов.

В 1738 году Татищев направляет на Урал еще одного иностранного мастера Якова Рейнера, швейцарца. При Рейнере обработка мрамора постепенно расширялась, были открыты его новые виды, в частности, красный мрамор с белыми прожилками. Из него вытачивали столешницы, облицовочные плиты, ступени. Тем не менее, обрабатывали минерал в это время все еще вручную, что требовало много времени и усилий. В середине 1740-х годов предпринимаются попытки построить на производстве водяные мельницы для механической обработки природных массивов, чтобы увеличить объемы изделий на выходе и позволить снизить высокие цены на изделия.

 Татищев на уральской фабрике

Татищев на уральской фабрике

Со временем среди популярных архитекторов Москвы и Петербурга уральский цветной мрамор входит в моду. Количество заказов на архитектурные мраморные детали резко увеличивается. Машинная обработка камня становится особо актуальной.

Этот вопрос успешно разрешился русским механиком Никитой Бахоревым, который перенимал опыт в Швеции вместе с Татищевым.  С 1747 года наконец начинается механическая обработка камня, что резко увеличивает производительность. Несколько позднее ученик Бахорева Иван Сусоров усовершенствует технологию механической обработки камня.

В начале 1750-х он создает свою шлифовальную фабрику при Екатеринбургском заводе, на которой обрабатываются уже не только мягкие породы мрамора, но и более твердые кварцы, агаты и яшмы. Через несколько лет подобных фабрик было уже три. 

Новая волна

Во второй половине XVIII века всеобщий интерес к естественным наукам, в частности, к минерологии, очень возрос. Образцы минералов и изделия их них стали выставляться в Эрмитаже. В аристократических салонах читаются лекции о различных минералах, их разновидностях и свойствах, о природных богатствах Российской Империи. Коллекционирование различных образцов минералов становится очень популярным увлечением, а уральские камни все больше используются архитекторами для внешней и внутренней отделки самых разных сооружений.

 Различные уральские камни

Различные уральские камни

Вся добыча и обработка камней на Урале переходит в управление придворного ювелира – Бецкого – президента Академии художеств, которому в свое время было доверено изготовление короны и других драгоценностей к обряду коронации Екатерины II.

Бецкому удается организовать солидную экспедицию под руководством генерал-майора Якова Данненберга на Урал для поиска и разработки новых камней и месторождений. Экспедиция длилась полтора года и увенчалась открытиями новых месторождений мрамора, яшмы, агата, сердолика, опала, хрусталя и других видов кварца.

 Гранильщики за работой

Гранильщики за работой

Большую часть в камнерезном деле занимала именно добыча и обработка мрамора вплоть до второй половины XIX века. Затем на первый план стали выходить другие, более твердые минералы, в частности – различные виды яшмы. Вместе с развитием добычи и обработки этого минерала росло и мастерство уральских ювелиров, повышалась художественная нагрузка изделий. Естественный рисунок камня требовал умелого художественного обрамления, дизайн изделия должен был грамотно обыгрывать и подчеркивать природные узоры минерала, а не нивелировать их. В конце XVIII века на Урале также впервые применяется машинная обработка твердых камней, начинается массовое производство каменных декоративных ваз.

В этот период техническое оснащение камнерезной фабрики в Екатеринбурге было одним из лучших в мире.

К началу XIX века на Урале уже было известно около сотни месторождений мрамора 20 видов и расцветок, около 500 месторождений яшмы (по утверждениям современных исследователей – крупнейшее в мире месторождение). Также добывались светлые и более насыщенные аметисты, изумруды, лазуриты, несколько видов агатов, сердоликов, шпинели, гранаты, рутиловые кварцы (волосатики) и многие другие минералы. Также было сформировано свое ядро ювелирных мастеров, это искусство стало передаваться из поколения в поколение, все больше совершенствуясь. 

Спасибо за интерес к первой части статьи про завод Русские Самоцветы. Следите за нашим блогом, совсем скоро выйдет продолжение.