Завод "Русские самоцветы"- как начиналась легенда. Часть II

Данная статья является продолжением пересказа специального издания книги И. М. Шакинко,  М. В. Семенова «Завод Русские самоцветы» Свердловск, 1976 года.

Мы предлагаем Вашему вниманию вторую статью о легендарном заводе. Всего в нашем блоге будет три части.

Начало XIX века

С конца XVIII века начинается подъем и новая волна во всех областях искусства – архитектуре, живописи, скульптуре, также и в прикладных ремеслах. Время, которое часто называют эпохой высокого классицизма.

В этот период Экспедиция мраморной ломки и прииска цветных камней возвращается из-под власти генерал-губернатора в ведомство Академии художеств. Академия в течение всего своего существования занималась подготовкой художников-мастеров прикладных искусств. Теперь же, прикладные жанры также были признанны художественно значимыми. На специальную подготовку мастеров обратили пристальное внимание.

В начале 1800 года президентом Академии художеств и главным начальником Экспедиции становится граф Александр Сергеевич Строганов. Он еще более расширяет перечень художественных ремесел, в их числе и камнерезное. Строганов был разносторонне образованным человеком, особую страсть питал к искусствам, много путешествовал, отлично разбирался в камнях. Именно его увлечение минералогией и способствовало пристальному интересу к фабрике в Екатеринбурге. Также граф был меценатом, поэтому выискивал таланты среди русских людей и охотно поддерживал их. С тех пор, как он возглавил Академию художеств, он привлекал и художественные таланты из народа. Впервые именно Строганов на Урале упорядочивает добычу камня: его начинают добывать по всем установленным правилам, а не хаотично, сильно портя тем самым ландшафт. Также Строганов дает практические советы по организации работы, подробный анализ большинства готовых изделий, критику и рекомендации по улучшению работы.

Для совершенствования ремесла и обучению резьбы на камне учеников фабрики Строганов присылает скульптора-швейцарца Ивана Штенфельда. Периодически пересылает из Петербурга на фабрику работы успешных художников для примера, а самых способных и талантливых учеников отправляет на обучение в академию художеств. В их числе и сыновья уральских мастеров, в частности, Василия Коковина. Строганов стремится максимально обновить техническое оснащение фабрики, чтобы использовать человеческий труд только в дневное время, и обрабатывать камень механически по ночам.

Фабрика и завод в этот период не приносили доходов и Строганов предложил делать небольшие бытовые мелочи по собственной инициативе и продавать их в новой открывшейся лавке при фабрике. Также планируется открыть первый «фирменный» магазин от фабрики в Петербурге для продажи таких же ходовых мелочей из поделочных камней. В это время в Петербурге большим спросом пользуются серьги, перстни и печати, и Строганов отдает распоряжение увеличить огранку камней для таких изделий.

В октябре 1804 года Экспедиция была переименована в Екатеринбургскую гранильную и шлифовальную фабрику и Горнощитский мраморный завод.

Командиром новых предприятий в 1805 году был назначен обер-бергмейстер А. Т. Булгаков, главным мастером фабрики – Василий Коковин, а мастером завода – Никита Яковлев.

В начале XIX века на фабрике создаются первые изделия, в которых естественный узор и красота камня выдвинуты на первый план, а художественное оформление изделия только подчеркивает её.

Изумрудный период

Историю Екатеринбургского завода можно условно поделить на периоды по типу камня, который больше всего обрабатывался. Таким образом, получились бы такие эпохи: мраморная, яшмовая, изумрудная, малахитовая…

В 1819 году на Урале впервые обнаружили месторождение золота, еще через 5 лет нашли и платину. Также открывались новые месторождения драгоценных камней: в 1823 году впервые на Урале найдены сапфиры, в 1828 – уникальное месторождение аметиста и аквамарина, а еще через год – уральские алмазы. В январе 1831 году на всю страну и за её пределы прогремела сенсация: на Урале были открыты уникальные изумрудные копи. До этого события на рынках Европы преобладали колумбийские изумруды.

Минералоги называют изумрудом травянисто-зеленую разновидность берилла.

Именно Яков Коковин определил, что найденные ранее смолокуром Кожевниковым камни в корнях вывороченного дерева, являются именно изумрудами. За уникальную находку оба были награждены в Петербурге – Кожевников получил денежную премию, Коковин же был награжден орденом.

С приходом весны 1831 года Яков Коковин расширил работы на копях. Первый же начатый прииск, названный Сретенским, оказался самым богатым. Через два года было обнаружено второе месторождение изумрудов, где заложили новый Мариинский прииск.

После открытия изумрудов их огранка на фабрике стала занимать первое место, отодвинув другие самоцветы на второй план. Наступает новый этап в истории гранильного искусства на Урале. Годовые отчеты для столицы о работе фабрики теперь начинаются с изумрудов, а не с мрамора и яшмы.

Мастера Екатеринбургской фабрики вносят свою долю в технику огранки самоцветов, вырабатывают свои формы и способы, в частности огранка мелких камней в виде пятигранной «искры».

Малахитовая эпоха

За первую половину XIX века сильно увеличился список используемых и добываемых сортов камней, стало разнообразнее их употребление. В частности, в этот период чаще и больше стал употребляться родонит. Также больше и по-новому стал использоваться для изделий малахит. В этот период изделия их малахита также становятся очень популярны и востребованы по всей стране.

Малахит достаточно мягкий материал, и его нельзя было использовать монолитом. Однако, умелые мастера быстро нашли выход из положения: малахит стали разрезать на плоские пластины и собирать на отдельной основе по принципу мозаики. Задачей мастера было умело подобрать пластины по оттенку и узору, чтобы складывался наиболее выгодный рисунок. Существовало несколько различных способов подбора малахитовых плиток: «мягкий бархат», «ленточный/струйчатый», «глазками», «на две стороны», «на четыре стороны». Таким образом и возникла так называемая «русская мозаика».

Малахитовой эпохой, как правило, называют период 1830-1840-е годы, когда особо активно стал разрабатываться этот материал, а изделия из малахита были на пике моды по всей Российской империи. Изделия эти были разнообразны: столешницы для карточных и игровых столиков, шкатулки, ларцы, письменные наборы и принадлежности.

Методом «русской мозаики» на Екатеринбургском заводе изготавливались также изделия и из других камней – из яшм, мрамора.

Малахитовый период не продлился долго. К сожалению, вскоре месторождения малахита истощились, и с 1850-х малахит уже не использовался для изготовления таких крупных массивных изделий, а все больше стал выступать в роли ювелирных вставок.

В это время возникает увлечение новым камнем  – лазуритом.

В 1850-е на Прибайкалье были обнаружены семь внушительных месторождений лазурита.

В первой половине XIX века «классический» период в истории Екатеринбургской фабрики достиг своей зрелости. Сложился коллектив умелых мастеров по обработке камня, были созданы и установлены все главные станки и машины, найдены все основные художественные формы, открыты многие месторождения. Именно в это время изделия фабрики стали популярны по всей стране и за её пределами, известными на всю Европу.

Также изделия фабрики получили очень высокие оценки на Всемирной выставке 1851 года в Лондоне.

Кризис

В середине XIX века спрос на изделия классической формы упал. Объемы производства фабрики значительно снизились. В течение нескольких десятилетий ассортимент изделий фабрики остается без изменений.

Сразу же после отмены крепостного права с 1861 по 1863 годы с фабрики уволилось более 200 работников.

В результате кризиса в 1865 году в Петербурге принимается решение закрыть фабрику. Руководство предприятия получает распоряжение не начинать новых изделий, а закончить старые за текущий год. Такое решение в высшем обществе столицы встретило ярое возмущение среди любителей камней и изделий их них,  в результате чего фабрика была спасена. Вопрос о её закрытии больше не поднимался, и фабрика получила новые заказы.

Новый виток

В 1870-е руководителем предприятия был А. И. Лютин, при нем фабрика продолжила производить традиционные каменные вазы, колонны, канделябры, чаши... Новаторство производства в этот период ограничивалось только повышением виртуозности узоров резьбы. В конечном итоге злоупотребление художественной резьбой привело к тому, что фигурные узоры стали перекрывать естественную красоту минерала, что сильно сокращало художественную ценность изделий.

В 1885 году директором Екатеринбургской фабрики стал горный инженер В.В Мостовенко. В этот период фабрика была в полном упадке, как техническом, так и в физическом. Новый директор произвел на предприятии основательный ремонт и принялся за поиски новых путей развития камнерезного искусства.

В 1880-90-е годы значительно расширяются виды изделий, общий ассортимент становится гораздо разнообразнее. Как и прежде, на фабрике производятся традиционные вазы, также появились новые формы изделий: знаменитая мозаичная карта Франции, орлецовый саркофаг, крупные архитектурные украшения для храма Вознесения в Петербурге. Перечень некрупных изделий также обновляется; начинают выпускаться различные туалетные наборы (первые комплекты вещей), из яшмы и лазурита, тарелки, блюда, подсвечники, чернильницы, а также научные коллекции уральских минералов  для учебных заведений страны…

В этот же период в изделиях впервые появляются национальные мотивы: теперь мастера воспроизводят не только античные шедевры, но и старорусские предметы и орнаменты. Стили изделий к концу XIX века становятся более разнообразны.

Начало нового века

В начале XX века техническое оснащение фабрики пришло в упадок, и уже не было самым передовым в Европе, как в начале века. Производство обходилось механизмами, установленными 50 и более лет назад, что уже не могло соответствовать современным потребностям. Стоимость изделий была очень высока, и изготовление требовало много времени и усилий.  К тому же, конечно, имеющиеся устройства прилично износились, и техническое обеспечение производства требовало срочного обновления.

Так в 1912-13 годах заказывается новое оборудование для фабрики у немецкой фирмы «Шухарт и Шутте», но этим планам помешала Первая мировая война. Какое-то время фабрика находилась в разобранном состоянии: старые механизмы успели снять еще до войны, а новые не установили. Часть рабочих была мобилизована, многие покинули фабрику в поиске новой работы в столице. 

Конец книги - уже через неделю! Следите за нашим блогом.