Завод "Русские самоцветы"- как начиналась легенда. Часть III Советский период

Данная статья является продолжением пересказа специального издания книги И. М. Шакинко,  М. В. Семенова «Завод Русские самоцветы» Свердловск, 1976 года.

Мы предлагаем Вашему вниманию третью статью о легендарном заводе. Всего в нашем блоге будет три части и отдельно четвертая часть - Заключение, в которой мы расскажем вам о послевоенной жизни завода. 

Первые послереволюционные годы

В результате революции 1917 года приоритеты на производстве неожиданно и очень кардинально изменились. Все массивные крупные работы, готовящиеся по предварительным заказам для высокопоставленных лиц,  оказались не нужны.

Однако, жизнь на фабрике с приходом новой власти продолжала бурлить, как и по всей стране. Одним из первых нововведений новой власти стало установление 8-часового нормированного рабочего дня на всех фабриках и заводах Урала, а также рабочего контроля над производством.

Тем не менее, в первое время после революции власть еще несколько раз резко менялась, что не благотворно отображалось на работе фабрике. Так, в 1919 году фабрика была закрыта, а все наиболее ценные изделия, которые были на тот момент в работе, вывезли на склад и были тщательно замурованы. С начала 1920 года работа предприятия была восстановлена. Постепенно начинается и новый подбор кадров, на работу возвращаются старые мастера, обучаются и новые люди.

Медленно, но уверенно фабрика возвращалась к жизни: уже к концу 1920 года была подготовлена первая партия уральских драгоценных камней на экспорт.

Также в это время уже шлифуют стекла для экспериментальных работ химической промышленности, вытачивают лабораторные каменные ступки, все так же готовятся минералогические коллекции.

Ассортимент фабрики значительно расширяется за счет производства оптических стекол, а также разнообразных специфических деталей для систем энергосбережения, связи, медицинского оборудования, бумажной промышленности.

Самое скромное место теперь отводится изготовлению украшений, что было обусловлено спецификой времени и политических условий. Зато особое внимание теперь уделяется производству каменных скульптур, памятников, а также разработка и изготовление декоративных, монументальных и архитектурных форм.

Добыча и обработка изумрудов в этот период впервые тщательно систематизируется. Изумруды внимательно сортируются по различным своим качествам, на обработку камней выделятся определенное время. Такой контроль был обусловлен тем, что уральские изумруды в этот период начинают активно идти на экспорт.

Таким образом, в конце 1923 года экспортная партия изумрудов была оценена в рекордные 500 тысяч рублей и была признана самой высококачественной за всю историю уральского экспорта.

Еще через год качество уральских изумрудов и искусность огранки были признаны в Англии, Германии, Чехословакии, Франции. К середине 1920-х годов Урал окончательно превращается в центр ограночного производства всей страны.

Монументальные изделия

В конце 1920-х фабрика получает несколько крупных заказов государственного уровня. Из мрамора, яшм и других природных материалов следовало изготовить отделку Мавзолея Ленина, памятника Ленину в Екатеринбурге и специальное каменное знамя с надписью «Ленину – горняки Урала». Знамя изготавливается из яшм и полированных гагатов.

С началом 1930-х годов оборудование фабрики было обновлено несколькими особыми устройствами для фигурной огранки, в том числе и полной бриллиантовой крупных кусков горного хрусталя и других минералов.

В 1935 году секрет предназначения новых устройств и крупных ограненных камней был раскрыт. Фабрике поручено выполнение части работ по огранке самоцветов для звезд, которые в конце октября 1935 года должны быть установлены вместо царских орлов на башнях Кремля в Москве. Такое новшество приурочили к годовщине революции – к 7 ноября 1935 года. Было решено снять 4 орла, находящиеся на Спасской, Никольской, Боровицкой, Троицкой башнях Кремлевской стены, и 2 орла со здания Исторического музея. К этому же сроку решено установить на этих четырех башнях Кремля пятиконечные звезды с серпом и молотом.

Проектирование и изготовление звезд поручили двум московским заводам авиационной промышленности и мастерским ЦАГИ (Центрального аэрогидродинамического института). Автором эскизов, формы, рисунков и размеров этих звезд был народный художник СССР  Ф. Ф. Федоровский. Когда эскизы были готовы, создали пробные макеты звезд в натуральную величину с изображением серпа и молота. Эмблемы макетов были инкрустированы имитациями драгоценных камней. Каждый макет осветили лучами 12 прожекторов, по 4 прожектора с каждой стороны. Таким образом и предполагали освещать их ночью и в пасмурные дни. Мощное искусственное освещение заставило звезды ярко сиять и искриться.

Такое макетирование позволило точно подсчитать необходимое количество камней для инкрустации – камней необходимо было 7 тысяч. Из них 2 тысячи были предусмотрены из числа уральских самоцветов.

Материалом для «кремлевской» огранки становились лучшие горные хрустали и топазы. Самые темные кварцы – раухтопазы аккуратно обжигали в печах старым способом – закатав в тесто и поместив в золу – такой метод позволял равномерно и постепенно прокалить камень, чтобы он не раскололся и приобрел насыщенно-желтый оттенок. Аметисты также обжигались старым проверенным способом – в песке.

Особенностью этого госзаказа была огранка исключительно крупных камней весом от 30 до 150 граммов. Такие размеры предъявляли особые требования к отделке, полировке, шлифовке и точности граней. Вместе со свердловскими гранильщиками работали и мастера Березовской промартели, были привлечены также уральские кустари-надомники. На выполнение ответственного и уникального заказа было всего несколько месяцев. Фабрика работала в бешеном темпе: по 40 готовых камней в день.

К 21 сентября уже было отправлено в Москву 919 камней общим весом 20 килограмм. А за один день 22 сентября было огранено рекордное количество камней – 125 самоцветов. Все партии уральских камней были высоко оценены в столице. После экспертизы уральские самоцветы отправлялись на Ленинградский завод №2 обработки камней-самоцветов, где и инкрустировались эмблемы – горным хрусталем, аметистами, александритами, топазами, аквамаринами.

Каждая эмблема – серп и молот – была размеров в 2 метра и весила 240 килограмм. Крепились камни с обеих сторон звезды. На инкрустацию восьми эмблем ушло 7 тысяч камней величиной от 20 до 200 карат. Каркас эмблемы был сделан из бронзы и нержавеющей стали. Каждый камень крепился к каркасу в оправе из позолоченного серебра.

Готовые эмблемы крепились на основу звезд – легкий и прочный остов из нержавеющей стали. На этот каркас накладывались обрамляющие украшения – листы красной меди, покрытые толстым слоем золота от 18 о 20 микрон.

Все 4 звезды отличались друг от друга размерами и дизайном. Расстояние между концами лучей звезд Спасской и  Никольской башен составляло 4.5 метра, Троицкой башни – 4 метра, Боровицкой – 3,5 метра. На гранях звезды Спасской башни были исходящие от центра лучи; на звезде Троицкой башни лучи были сделаны в виде колосьев; звезда Боровицкой башни представляла собой два вписанных друг в друга контура; лучи звезды Никольской башни рисунка вовсе не имели.

После окончания работы, 23 октября 1935 года все 4 звезды были выставлены на один день на площади Центрального парка культуры и отдыха имени Горького для всеобщего обозрения. Уже на следующий день началась установка звезд на башнях Кремля.

К сожалению, эти первые звезды недолго украшали башни Кремля. Довольно скоро под воздействием атмосферных явлений уральские самоцветы потускнели, и в мае 1937 года было принято решение установить новые светящиеся «рубиновые» звезды – из селенового стекла.

Звезда со Спасской башни после этого украсила шпиль Речного вокзала.

Карта Индустриализации

Идея создания «Карты Индустриализации» принадлежала Комитету художественной выставки «Индустрия социализма». Её проектирование было возглавлено художником И. Бродским, старшим инженером Горлиенко и техническим руководителем треста «Русские самоцветы» - Ладовичем.

Размер предполагаемой мозаики должен был быть не менее 25 квадратных метров. Огромная территория страны должна быть набрана мозаичным набором из твердых пород всего ассортимента уральских самоцветов. Красная кайма из яшмы, густо-малинового и бледно-розового орлеца должна обрамлять границы СССР. Светло-зеленый уральский амазонит обозначал оазисы среди песков и горных высот, которые будут выложены из буро-красной яшмы, горного хрусталя и белого опала,  изображая вечные снега. Главные реки Союза, большие озера, моря и океаны – из лучших сортов лазурита различных оттенков, подобранного настолько тщательно, чтобы передать изменения глубины, впадины морского дна и мелководье. Меридианы предполагалось очертить легкими линиями платинированного серебра. Территории пограничных стран будут обозначены пестрыми яшмами. На их фоне разместится вязь позолоченных букв названий стран. Столицы республик обозначались рубиновыми звездами – самая большая – звезда Москвы, украшенная бриллиантовой эмблемой серпа и молота. Названия столиц – яркими изумрудами. Аквамарины бриллиантовой огранки должны были обозначить линию Северного морского пути. Знаменитый путь дрейфующей станции «Северный полюс» - обозначит линия из сверкающих голубых топазов. Двойные ленточки аквамаринов отобразят водные каналы, а раухтопазы – нефтепроводы, изумрудные, хризолитовые и александритовые «змейки» очертят внутренние границы республик.

Композиция карты была одобрена и уже 5 июня 1936 года в Ленинграде завершили сборку макета. Как и год назад, при заказе Кремлевских звезд, задача по огранке самоцветов и подготовке всех поделочных камней снова стояла перед уральскими мастерами. На этот раз вся сложность работы заключалась не в крупных размерах камней, а в их количестве и разнообразии требуемых огранок. Всего для изготовления мозаичной карты требовалось 3685 камней.

Все работы по огранке заняли 8 месяцев. Только металлический каркас для мозаичной карты весил 3 тонны, одних только яшмовых пластин к набору требовалось подготовить 4,5 тонны.

Вся карта состояла из нескольких секций – ограниченных параллелями и меридианами. Готовые секции укреплялись на стальной основе – раме. Каждая секция-плита состояла из различного количества частей, выполненных разными мастерами. Эти отдельные части соединялись потом на одной основе-планшетке. Рисунок-эскиз карты был выполнен акварелью. Мастерам необходимо было максимально точно подобрать камни по тону для каждой секции, чтобы они точно совпадали с эскизом и не выглядели заплатками. Также необходимо было максимально точно соблюсти размеры деталей и пропорции изображения.

Уникальная карта-мозаика была выставлена впервые на Всемирной выставке 1937 года в Париже и продемонстрировала всему миру богатство уральских самоцветов  и искусное мастерство гранильщиков и камнерезов Урала и всего СССР.

С 1939 года карта продолжительное время экспонировалась в Нью-Йорке, в результате была отправлена на хранение в Государственный Эрмитаж. Интерес к этому уникальному советскому творению не угасает и в наши дни.

Помимо вышеперечисленных проектов, также были и другие монументальные работы: колонны для Мавзолея Ленина, Государственный герб СССР и другие.

Новое развитие производства

Завод постепенно рос и развивался, за плечами было уже немало монументальных шедевров. Однако, активно использовались и старые давно проверенные методы обработки камня. Появились станки разных конструкций, но старые опытные мастера и на заводе, и дома предпочитали работать по-старинке.

К концу 1930-х годов завод состоял из шести цехов: мраморного, камнерезного, ювелирного, ограночного, художественного и ремонтно-механического.

Требования нового времени уже не совпадали со старыми привычными условиями производства. Необходимо было разрабатывать и применять новые, современные правила огранки камней, совершенствовать художественность изделий. Так как именно ювелирные изделия с конца 30-х годов и вплоть до 50-х уже не выдерживает конкуренции с изделиями других ювелирных заводов Союза.

Таким образом, работа, техническое оснащение и организация завода требует оптимизации. Предполагают ввести в состав завода новые отделения: научно-исследовательскую лабораторию, лабораторию искусственных и драгоценных камней, керамических сплавов, музей, художественный совет, специальную библиотеку по обработке камня и ювелирному делу, редакцию специального журнала. Также в проект обновленного завода вводится группа дополнительных и вспомогательных цехов. Теперь можно будет производить химическую обработку, совмещать обработку камня с керамикой, эмалями, деревом, кожей и другими материалами.

В начале 40-х годов завод также начинает изготавливать полуфабрикаты и заготовки из минералов для других фабрик и заводов. Планируется увеличить вдвое кадровый состав, повысить квалификацию работников за счет специализированных обучающих курсов. Для завода проектировалось новое оборудование, в 1941 году планировалось обновление камнерезных станков, механизация огранки.

С началом Второй мировой войны эти планы были приостановлены. Завод снова начал работать на нужды фронта, как и все предприятия страны. А в конце августа 1941 года московский завод № 10 алмазных инструментов был эвакуирован в Свердловск. Все оборудование завода было установлено заново уже на уральской фабрике. Большое количество мастеров отправилось на фронт.